Он-лайн проект #ЭкспонатВОбъективе

Мы начинаем новый он-лайн проект #ЭкспонатВОбъективе.

Каждый день мы будем знакомить вас с нашим музеем и его главными героями — экспонатами.

 


 

      

Стакан "В память 100-летнего юбилея со дня рождения А. С. Пушкина".

В нашем музее есть зал, посвящённый знаменательному событию в истории Оренбургского края – приезду в 1833 году на нашу землю великого русского поэта и писателя А. С. Пушкина. О некоторых предметах экспозиции, посвящённой великому поэту, мы писали в прошлых публикациях. Сегодня же расскажем ещё об одном интересном экспонате – сувенирном стакане "В память 100-летнего юбилея со дня рождения А. С. Пушкина".

В 1898 году по распоряжению императора Николая II была создана специальная Юбилейная Пушкинская комиссия во главе с Президентом Императорской Санкт-Петербургской Академии наук Великим князем Константином Константиновичем. Комиссии было поручено разработать программу пушкинских празднеств по всей стране. Торжественно отметить столетие А. С. Пушкина было решено не только в Санкт-Петербурге и Москве, но и других городах Российской Империи. Специально к юбилею великого поэта были изготовлены разные памятные предметы.

Среди них – сувенирный стакан "В память 100-летнего юбилея со дня рождения А. С. Пушкина", выпущенный в 1899 году. Место производства, к сожалению, не известно.

Его размеры, как у обычного стакана: высота – 9 см., диаметр в верхней части – 5,8 см., диаметр у дна – 4 см. Вся поверхность с внешней стороны украшена чеканкой. При близком рассмотрении, на предмете можно увидеть портрет А. С. Пушкин, изображение памятника поэта в Москве, село Михайловское, Святогорский монастырь, надгробный памятник.

Этот стакан был приобретён в 1991 году у жительницы Оренбурга.

 


 

Флакон парфюмерный из-под одеколона «Брокар» 1900 года, поступил в коллекцию музея в 1979 году от А. Л. Гуревич.

«Брокар и Ко» – товарищество парфюмерного производства в Москве, одна из крупнейших парфюмерных фирм в России в конце XIX — начале XX века. Товарищество было учреждено в 1893 году.

Экспозиция московской фабрики благовонных товаров «Брокар и Ко» – фонтан с одеколоном – была награждена золотой медалью в 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке.

«Империя Брокара» была обладателем восьми золотых медалей, полученных на всемирных выставках в Париже, Ницце, Барселоне и др.

В 1913 году компания получила высший в России титул «поставщика двора его Императорского величества». К празднованию трёхсотлетия дома Романовых Брокары выпустили аромат «Любимый букет Императрицы», занявший первые места на самых крупных выставках за рубежом.

В советское время духи «Букет Императрицы» получили новое название «Красная Москва», под которым они выпускаются и сейчас.

 


 

   

Замки и ключи – ровесники ранних цивилизаций. Как только у людей возникла частная собственность, появилась необходимость её охранять, защищать, прятать от любопытных глаз и слишком проворных рук.

Удивительно, но замки были изобретены примерно одновременно как на Западе, так и на Востоке – в Египте и Китае. Они изготавливались из разных материалов, отличались способом запирания-открывания, но цель была одна – сохранить имущество хозяина.

С течением времени замки и ключи менялись, становились всё более сложными. Для повышения надёжности мастера стали делать в бородке ключей фигурные прорези, а в замке – дуги и полуцилиндрические детали с выступами – так называемый «секретный барабан». Пройти в скважину и сдвинуть засов мог только ключ с определённой формой выемок.

В старину всякий предмет имел не только практическое, но и сакральное значение. Ключи могли быть украшены орнаментом в виде солярных символов, знаков грома, ромбиков и кружочков, символизировавших вспаханное поле. Кроме того, ключи были олицетворением богатства, ведь они имелись только у тех, у кого было что и от кого запирать.

Сегодня ключи, как и замки, представляют собой сверхсложные устройства с электроникой, сложными лазерными нарезками, но эти стандартные изделия мало привлекают наше внимание – нет в них той живой неповторимости произведений русских кузнецов-замочников.

В экспозиции представлены амбарные ключи и замок конца XIX – начала XX века. Металл, литьё.

Поступили в музейный фонд в 1982 году от младшего научного сотрудника отдела фондов Н. В. Зориной.

 


 

7 мая исполнилось 107 лет со дня рождения первого митрополита Оренбургского края – владыки Леонтия (Бондаря). 64 года он служил Православной Церкви и 35 лет возглавлял Оренбургскую епархию, куда он прибыл в 1963 году. На его долю выпало сохранение и восстановление епархии, укрепление веры разраставшейся паствы. За время его архипастырства количество приходов выросло с 13 до 111.

В экспозиции музея находится митра, принадлежавшая митрополиту Оренбургскому и Бузулукскому Леонтию. Она была передана в музей настоятелем Никольского кафедрального собора отцом Василием и секретарём епархиального управления протоиреем Леонидом Антиковым в 2001 году.

Для справки: ми́тра (от греч μίτρα "митра" – головная повязка) – головной убор сферообразной формы, богато украшенный золотым шитьём, бисером, драгоценными камнями; принадлежность богослужебного облачения архиереев, архимандритов, а также священников, которым право ношения такого типа убора предоставляется в качестве награды. Митра символизирует полноту приходской власти православного священника.

 


 

   

Стакан Уральского казачьего войска «В память трехсотлетнего юбилея войска».

В зале нашего музея представлен ценный образец продукции одного из самых успешных фарфоровых заводов России – завода братьев Корниловых (Санкт-Петербург).

Фарфор фабрики «Корниловых» имеет статус высокохудожественного, коллекционного. Если изделия Императорского фарфорового завода сохранились в лучшей своей комплектации, то фарфор Корниловых – очень разрознен. Встретить сегодня цельный сервиз – большая удача. Именно поэтому каждый отдельный предмет представляет большую коллекционную и художественную ценность.

В нашей экспозиции представлен стакан Уральского казачьего войска «В память трехсотлетнего юбилея войска» (1891 г.). Фарфор, деколь. Высота 95 мм. На внешней стороне стакана изображены два уральских казака, вооруженных пиками, и даты: 1591–1891.

Еще с 1880-х годов на предприятии стали выпускать сувенирную продукцию, сюжеты которой обычно приурочивали к памятным датам, юбилеям или знаменательным событиям. Часто во время праздников участникам мероприятия раздавали сувенирные стаканы.

Имя владельца представленного в экспозиции стакана не установлено. Можно предположить, что он был получен жителем нашего города в канун юбилея.

Для справки:

История знаменитого завода началась в далёком 1835 году, когда купчиха из Санкт-Петербурга М. В. Корнилова решила обустроить на правом берегу Невы собственный фарфоровый завод. Расположив предприятие в весьма удачном в плане близости к сырью и транспортному узлу месте, Мария Васильевна сделала и ещё один важный шаг, сосредоточив капитал только в кругу семьи. Пять сыновей Корниловой помогали управлять заводом, что существенно упростило всю финансовую деятельность.

На завод были приглашены мастера Императорского фарфорового завода, частных заводов. В 1886 году сыновья М. С. Корнилова образовали «Товарищество Братьев Корниловых». Изделия завода Корниловых участвовали в отечественных и зарубежных промышленных выставках, где многократно удостаивались наград. В 1843 году корниловский завод был удостоен звания «Поставщика Императорского двора» и с той поры выполнял и государственные заказы. Для истории важен тот факт, что к 1860-м годам завод братьев Корниловых вошёл в число знаменитых фарфоровых предприятий России. Его продукция не уступала в качестве изделиям Императорского фарфорового завода, заводам Гарднера и Попова.

 


 

Календарь карманный на 1913 год.

Уже более сотни лет календари являются непременным спутником и помощником в деловой и повседневной жизни человека. Они всегда у нас под рукой: в телефоне, компьютере или на стене рабочего кабинета.

В прежние времена календари были неизменными атрибутами рабочего стола каждого служащего. Это мог быть табель-календарь под стеклом на столе, или календарь-плакат на стене и, наконец, мини-календарик в кармане. Пожалуй, самым популярным из них, причём не только между конторскими служащими, был именно карманный календарь.

К концу XIX – началу XX столетия календарь стал очень популярен как рекламный носитель. В связи с этим, зачастую выпускаемые календари имели красивое художественное оформление. Также в их изготовлении применялись разные материалы: кожа, шёлк, бумага или картон.

В нашей экспозиции представлен бумажный карманный календарь на 1913 год. Он выполнен в виде маленькой книжечки с перечнем календарных дней. Как и полагается, календарь небольшого размера – всего 5,5 х 8,5 см. Он удобен, так как компактные размеры позволяют носить его в кошельке, кармане, записной книжке. Собственно, отсюда и его название.

На обложке напечатана реклама бакалейного и галантерейного магазина товарищества преемников В. А. Жаркова в Оренбурге.

Этот календарь принадлежал жителю нашего города Р. Д. Серикову. В 1988 году, после смерти владельца, он был передан в музей.

 


 

Ранее в нашей рубрике мы уже публиковали информацию об изделиях Каслинского художественного литья, представленных в стационарной экспозиции.

Сегодня мы представляем ещё один образец чугунного литья – блюдо «Закладка Петербурга».

Памятное блюдо было выполнено в 1903 году, в честь 200-летия основания Санкт-Петербурга, по заказу Горного департамента. Место производства изделия – Кусинский чугуноплавильный завод. Блюдо было отлито по модели Ф. Васенина, выпускника Строгановского художественного училища, известного скульптора этого завода.

На дне блюда в роскошном обрамлении представлена сцена торжественной закладки Северной Пальмиры (Петербурга). В глубине композиции, в низком, почти плоском рельефе, изображена группа мастеровых-строителей и развевающийся на длинном древке российский флаг. На переднем плане, в центре, Пётр I в мундире офицера Преображенского полка и с лопатой в руках отдаёт свиток бумаги, по видимому, архитектору. Их фигуры даны крупнее, в более высоком рельефе.

Образец этой уникальной отливки был впервые представлен в 1903 году, в Петербурге на первой всемирной художественно-промышленной выставке изделий из металла и камня.

 


 

   

Мы продолжаем показывать наши интересные экспонаты. И сегодня расскажем еще об одном предмете мебели - ломберном столике, который сейчас находится в стационарной экспозиции.

История ломберного стола насчитывает уже более шести десятков лет. Место рождения - Испания. Своим названием ломберный стол обязан карточной игре "Ломбер". В России подобные столы появились в середине XVIII в., а наибольшую популярность обрели во время правления Императрицы Екатерины II.

Их отличительной особенностью является наличие тканевого покрытия и симметричность столешницы, что дает возможность каждому игроку занять равное по величине поле.

Представленный в экспозиции ломберный стол прямоугольной формы, со складной столешницей, на высоких резных ножках. Для удобства положения ног сидящих игроков у стола отсутствуют нижние перекладины, характерные для журнальных столиков. Поверхность столешницы обита плотной шерстяной тканью — сукном зеленого цвета, чтобы карты не скользили, и можно было делать записи мелом. Столешница складная. В сложенном состоянии характерная суконная обивка столешницы спрятана от глаз, и предмет мебели выглядит, как обычный стол-консоль.

По вечерам же, перед игрой, ломберный стол, который стоял закрытым в гостиной, раскрывали и внутренняя часть, обитая зеленым сукном, становилась внешней. В центре разложенного стола ставили колоду игральных карт.

Стол в хорошей сохранности. Он поступил в музей в 1985 г. от местного жителя.

 


 

Ларец походный деревянный.

Бытовал у украинских помещиков в середине XIX века.

Ларец по внешнему виду напоминает деревянный чемоданчик. Его крышка украшена овалом подобранных из отдельных деревянных пластинок конусообразной формы, которые сходятся острым краем к лежащему в центре деревянному кружочку.

Ларец имеет внутри много отделений и закрывается на ключ. Предмет выполнен из дерева, карельской березы.

Ларец мог использоваться для хранения бумаг и канцелярских принадлежностей.

Ларец был подарен жительнице г. Оренбурга Макаровой Полине Васильевне. В музей поступил в 1960 году.

 


 

До начала XX века лорнет являлся популярным оптическим аксессуаром. Наибольшее распространение он получил у женщин, поскольку напоминал не столько очки, сколько элемент украшательства, способствовал созданию атмосферы изысканности, мог быть инкрустирован драгоценными камнями, слоновой костью, перламутром и другими украшениями, а также давал возможность использования лорнета в качестве предмета жестикуляции. Умение пользоваться лорнетом для дам постепенно переросло в искусство великосветской беседы. Существовал термин «лорнирование», обозначавший прямой взгляд сквозь лорнет.

В экспозиции музея лорнет представлен в разделе "Литература и искусство в Оренбургском крае XIX века". Стёкла для дальнозоркости круглой формы в металлической оправе раздвигаются скрытой внутренней пружиной с помощью кнопки. Металлическая ручка с рельефными краями и кольцом для цепочки. Ручка декорирована гравировкой – стилизованным растительным орнаментом. Предмет датируется концом XIX – началом XX века.

Приобретён лорнет у Т. В. Минеевой в 1993 году.

 


 

Сегодня мы представляем ещё один экспонат, который в былые времена вполне мог принадлежать оренбургской моднице.

Перед нами – шкатулка – бытовой предмет для хранения мелких ценных вещей или украшений.

Вспоминая историю появления этого предмета, отметим, что первая классическая шкатулка для украшений появилась несколько тысячелетий назад на Востоке. В европейских странах шкатулки появились в Средневековье, они считались скорее роскошью и показателем достатка, поэтому их редко можно было встретить среди имущества небогатого человека. Зачастую в шкатулках хранили важные бумаги и письма, но в наши дни для этих целей они обычно не используются. Пожалуй, сегодня шкатулки большей частью предназначены для хранения украшений и драгоценностей. 

Представленная в витрине красивая шкатулка небольшого размера – 10,5 х 6,5 х 4 см. Это позволяет предположить, что данный экземпляр также использовался для хранения колец, серёг, браслетов и пр. Шкатулка металлическая, ажурная, с откидывающейся крышкой, выполненной из стекла. Начало ХХ века.

Интересна легенда этого предмета: шкатулка была найдена на берегу Урала в начале мая 1974 года учеником 8-го класса школы № 24. Тогда же она была подарена музею.

Вот такие бывают истории поступления предметов в музейное собрание.

 


 

Портрет П. И. Рычкова

Одним из устроителей Оренбургского края является Пётр Иванович Рычков – первый историк, географ и естествоиспытатель.

Он был свидетелем трёх закладок города Оренбурга, очевидцем и участником освоения края и его развития в XVIII веке.

Когда в 1773 году повстанцы Е. Пугачёва подошли к Оренбургу, П. И. Рычков вместе с семьёй находился в городе и вёл подробную запись всех событий.

А. С. Пушкин, издавая «Историю Пугачёва», приложил к ней «Осаду Оренбурга» П. И. Рычкова.

Перу П. И. Рычкова принадлежат известные научные труды: «Топография Оренбургской губернии» и «История Оренбургская», не потерявшие своей научной значимости и в наше время.

П. И. Рычков опубликовал такие статьи как «Опыт о козьей шерсти», «Описание илецкой соли».

Официальным признанием научных заслуг П. И. Рычкова было избрание его в 1759 году первым членом-корреспондентом Российской академии наук.

Портрет Петра Ивановича Рычкова прекрасно дополняет экспозицию зала «Основание Оренбургской губернии». Работа художника В. И. Тюлькина. Изображение погрудное, 3/4 вправо. Холст, масло.

 


 

   

Труд А. В. Попова «Холера 1829–33 годов в Оренбургском крае» (1910 г.)

Оренбург за время своего существования не один раз сталкивался с различными эпидемиями. Так, в 1829–1830 годах в городе бушевала холера, унёсшая множество жизней.

В нашей экспозиции представлен исторический труд об этой страшной эпидемии – «Холера 1829–33 годов в Оренбургском крае», написанный А. В. Поповым, легендарным исследователем края, общественным деятелем начала XX века, последним руководителем Оренбургской учёной архивной комиссии (1903–1918 гг.).

Монография А. В. Попова была опубликована в 1910 году, в 21-м выпуске Трудов Оренбургской учёной архивной комиссии (Оренбург: Электро-паровая типо-литография т-ва "Каримов, Хусаинов и Ко". – 1910. – 361 с.: табл., карты).

Познакомившись с этим трудом, можно узнать много интересных фактов. Оказывается, впервые в Оренбургскую губернию холера пришла через Хиву и Киргиз-кайсацскую степь. Распространению заболевания способствовали несколько факторов – сильная жара и низкий санитарный уровень города, в том числе – отсутствие канализации как таковой и слив нечистот в Урал. Вода для бытовых нужд опять-таки бралась из Урала.

Эпидемию объявили 21 сентября 1829 года в Оренбурге, а на 7 октября больными числились 465 жителей.

Улицы Оренбурга опустели. В городе действовал жёсткий карантин. Однако это не помешало распространению заболевания по всей губернии. Чтобы снизить количество заболевших, с населенными пунктами, где было выявлено заболевание, закрывали сообщение. Было рекомендовано отделять заразившихся и избегать больших скоплений людей. Требовалось вызывать врача при первых признаках болезни. Дома, а порой целые кварталы и селения, в которых были обнаружены заболевшие, были оцеплены.

 


 

Многие вещи, которые раньше были привычны и знакомы всем, сейчас вышли из употребления. Однако названия их остаются в искусстве или художественных произведениях, часто вызывая недоумение у людей. Например, после прочтения сказки В. Одоевского "Городок в табакерке" все дети задают вопрос о том, что такое табакерка? Сейчас эту вещицу можно встретить разве что в музеях или частных коллекциях. А ведь всего полтора столетия назад табакерки были обыденным предметом у людей разных сословий и пользовались широким спросом.

Для чего нужна табакерка? Ещё в XVI веке в Европе появилась мода нюхать табак, поскольку не все могли переносить дым от курения. Считается, что моду на нюханье табака ввела, скорее всего, Катерина Медичи, которая использовала экзотическое растение для лечения мигрени. Из Франции привычка распространилась по всей Европе, а вскоре и в России стало известно, что такое табак. Поскольку нюхательный табак нужно было где-то хранить, появились маленькие коробочки с крышкой. Табакерки в то время считались признаком знатности. Их делали из дорогих материалов и украшали резьбой и драгоценными камнями. Уже к XVIII веку мода на ношение табакерок распространилась по всей Европе. Люди угощали друг друга нюхательным табаком, это стало обязательным правилом этикета.

До нашего времени в музее сохранилось несколько табакерок, одна из них сейчас представлена в постоянной экспозиции. Табакерка круглой формы диаметром 8,5 см принадлежала исследователю, члену Оренбургского отдела Императорского Русского Географического Общества А. И. Оводову.

В музей этот предмет поступил в 1970 году от Кусковой Елизаветы П., преподавательницы Оренбургской музыкальной школы.

 


 

Настенное зеркало

Сегодня нам трудно представить окружающий мир без зеркал – настолько прочно они вошли в нашу жизнь. За свою многовековую историю они не раз упоминались в легендах, мифах и литературных произведениях, изображались на полотнах живописцев.

В Древней Руси было не принято держать в домах стенные зеркала. Первый зеркальный завод в России построили только при Петре I, и вскоре российские архитекторы вполне овладели искусством размещения зеркал в интерьере. Сначала ими украшались преимущественно парадные залы, и лишь очень состоятельные вельможи могли позволить себе эту роскошь в жилых комнатах. Однако уже спустя столетие зеркала стали повсеместно появляться в спальнях, кабинетах и пр. Каждая модница считала своим долгом украсить будуар, ванную или спальню зеркалом. Формы его могли быть различны, но дамы, знающие толк в изяществе, предпочитали зеркала овальной формы, наиболее соответствующие очертаниям женского личика. 

Настенные зеркала, как правило, украшались дорогостоящими рамами, которые часто стоили не меньше, чем само зеркало, и были практически произведениями искусства. Такой предмет мог украсить любой интерьер.

Зеркало овальной формы, в деревянной раме. Высота – 65 см. Конец XIX — начало XX века. Нижняя и верхняя части рамы – резные, в виде веток и лепестков.

Это зеркало поступило в фонды музея в 1989 году.

 


 

«Денга» – российская разменная монета XIV–XIX веков.

В зале «Торговля и экономика Оренбургской губернии XVIII – начала XX века» есть монеты, которые называются денга. В экспозиции находятся денга 1734 года, денга 1748 года и денга 1750 года.

На протяжении сотен лет в Российской империи были в обращении такие монеты, как «денга». Начало было положено в Великом княжестве Московском в XIV веке. Суть была проста: из гривны серебра (200 грамм) чеканились 200 монет, которые назывались «денга». По внешнему виду это были обычные серебряные чешуйки.

В период правления Петра I «денга» чеканилась из меди и имела форму традиционной монеты с хорошим дизайном.

В 1730 году, в начале царствования Анны Иоанновны, казна Российской империи была довольно скромна, а в денежной системе царил беспорядок. Ещё ходили в народе «допетровские» копейки, а «петровские» монеты были легковесными и не ценились. Анна Иоанновна предприняла попытки возвращения полноценности и полновесности монетам. Начинается перечеканка легковесных копеек Петра I в «денги». Бум чеканки таких монет приходится на 1730–1753 годы. В 1754 году наименование «денга» сменили на «деньга». В 1838 году номинал переименовали в «1/2 копейки».

Имперская денга имела красивое оформление и сетчатый гурт, во избежание подделок. На одной стороне монеты написано слово ДЕНГА, под словом – две черты (или бывает одна), а под чертами — год выпуска. По кругу монета окаймлена узором, вверху имеется так называемая «розетка». На другой стороне — орёл, символ Российской империи.

 


 

Экспозиция зала "Торговля и экономика в Оренбургской губернии в XVIII–XIX веках" не была бы полной без этого предмета – манишки.

Что же она из себя представляет?

Манишка, как элемент гардероба, впервые появилась в середине XVI века.

Сначала это был обычный кусок ткани, который украшался вышивкой.

Манишка использовалась для драпировки женских платьев. Данная функция элемента гардероба была обусловлена испанской модой на глубокие декольте, которые целомудренно прикрывались некоторыми женщинами с помощью кусков ткани.

В скором времени после её появления, манишку стали носить и мужчины. Неотъемлемой частью мужского гардероба она стала благодаря моде на белоснежные полотняные сорочки, которые полагалось менять ежедневно.

В начале XIX века мужские манишки отделывали гофрированным жабо, белой вышивкой, а также вертикальными мелкими складками. Благодаря манишкам мужчины могли позволить себе одеваться элегантнее, не тратясь на дорогие белоснежные батистовые сорочки.

Английские денди называли манишку «пристёгивающейся элегантностью», а русские аристократы-модники именовали «дешёвой роскошью».

Мода на манишки прошла к началу XX века.

 


 

   

В дворянской усадьбе непременно был кабинет-будуар, где хозяйка дома проводила свободное от светских обязанностей время. Обязательным атрибутом дамских будуаров был туалетный столик, нередко в конструкции со шкатулкой.

В экспозиции музея представлен такой туалетный столик начала XX века. На столешнице – шкатулка с откидной фигурной крышкой. Крышка инкрустирована по периметру деревом, на углах накладные детали. В центре крышки вмонтирован фаянсовый пласт, декорированный подглазурной росписью: средневековый европейский замок на берегу озера. На переднем плане – яркий растительный орнамент. Внутри шкатулка выложена малиновым шёлком и бархатом, в центре крышки – овальное зеркало.

В такой шкатулке женщины могли хранить как различные украшения, так и парфюмерию.

Столик находился в доме оренбургского статского советника И.А. Камбулина; принадлежал его дочери А. И. Нейзель.

 


 

Портрет П. И. Рычкова

Одним из устроителей Оренбургского края является Пётр Иванович Рычков – первый историк, географ и естествоиспытатель.

Он был свидетелем трёх закладок города Оренбурга, очевидцем и участником освоения края и его развития в XVIII веке.

Когда в 1773 году повстанцы Е. Пугачёва подошли к Оренбургу, П. И. Рычков вместе с семьёй находился в городе и вёл подробную запись всех событий.

А. С. Пушкин, издавая «Историю Пугачёва», приложил к ней «Осаду Оренбурга» П. И. Рычкова.

Перу П. И. Рычкова принадлежат известные научные труды: «Топография Оренбургской губернии» и «История Оренбургская», не потерявшие своей научной значимости и в наше время.

П. И. Рычков опубликовал такие статьи как «Опыт о козьей шерсти», «Описание илецкой соли».

Официальным признанием научных заслуг П. И. Рычкова было избрание его в 1759 году первым членом-корреспондентом Российской академии наук.

Портрет Петра Ивановича Рычкова прекрасно дополняет экспозицию зала «Основание Оренбургской губернии». Работа художника В. И. Тюлькина. Изображение погрудное, 3/4 вправо.

 


 

Среди предметного разнообразия в музее есть и интересные фотодокументальные свидетельства.

Так, в самом маленьком зале нашего музея представлена фотография Лукиана Васильевича Попова – одного из самых именитых художников Оренбургского края. Л. Попов – академик Императорской Академии художеств, член Товарищества передвижных художественных выставок.

Он родился в селе Архангеловка Оренбургского уезда Оренбургской губернии в семье крестьянина. В 1876 году семья переехала в Оренбург, где будущий художник учился в приходской школе, а затем в городском училище. С 1896 по 1902 годы учился в Императорской Академии художеств в мастерской Владимира Егоровича Маковского, оказавшего значительное влияние на всё творчество Лукиана Попова. После окончания Академии, получив право на пенсионерство, посетил Германию, Францию. По возвращению из заграничной поездки, в 1903 году вернулся в Оренбург, где жил до конца жизни.

На представленной фотографии Л. Попов запечатлён среди воспитанников Неплюевского кадетского корпуса. Дело в том, что в 1907 году Лукиан Попов начал преподавать рисование в родном ему городе, в кадетском корпусе. В «Дневнике Неплюевского корпуса» отмечено, что Л. В. Попову, помимо рисования, были поручены «воскресные занятия по живописи». Судя по записям в «Дневнике», Л. В. Попов оставался преподавателем Неплюевского кадетского корпуса вплоть до своей скоропостижной смерти 20 мая 1914 года.

Помимо этого снимка, в экспозиции можно увидеть другие фото и документы, рассказывающие о жизни знаменитого оренбургского художника.

Работы Л. В. Попова сейчас представлены в Оренбургском областном музее изобразительных искусств.

 


 

Сегодня мы познакомим вас с ещё одним предметом из нашей постоянной экспозиции.

Он давно ушёл из повседневной жизни, сегодня его можно встретить разве что в антикварных магазинах, музеях или на столах руководителей в качестве сувенира. Это чернильный прибор — настольный набор письменных принадлежностей.

Примерно с XVIII века, когда в высшем обществе вошла в моду частная переписка, прибор для письма стал настоящим украшением рабочего стола. В зависимости от страны и эпохи, чернильные приборы имели разные размеры и изготавливались из разнообразных материалов: фарфора, металлов или камня. Обязательными его элементами являлись плита-подставка и чернильница.

Помимо одного или двух флаконов чернильниц, в набор могли входить: пресс-бювар, бокал для ручек и карандашей, бокал для перочистки, скрепница и т. п. Чернильный прибор мог включать до 9 предметов.

Представленный в экспозиции чернильный прибор состоит из четырёх предметов: подставки, двух чернильниц и перочистки.
Подставка, изготовленная из бронзы, имеет прямоугольную форму размером 35 х 17 см. По краям основы – прямоугольные подставки для чернильниц, а в центре – подставка для ручек.

Чернильница – это сосуд, в который во время письма периодически окунают перьевую ручку для набора порции чернил.

Две чернильницы изготовлены из стекла с объёмными металлическими крышками и фигурным навершием.

В состав прибора входит и перочистка — настольное приспособление для чистки писчих перьев от накапливающихся на них частиц бумаги. Основание перочистки повторяет форму основания самого прибора, только меньшего размера – 8 х 10,5 см. На нём установлена массивная коробочка с высокими стенками, заполненная щетиной для очистки пера.

Этот чернильный прибор занимал центральное место на письменном столе в начале XX века. С его помощью велась деловая переписка, оформлялись документы.

Чернильный прибор поступил на постоянное хранение от жительницы Оренбурга Пигаревой Л. В. в 1980-е годы.

С появлением современных письменных принадлежностей подобные предметы практически полностью исчезли из нашей повседневной жизни. Увидеть их вы можете в нашем музее.

 


 

Веер дамский

В прошлой публикации мы писали, что излюбленным развлечением оренбургских дворянок были балы. Непременным аксессуаром для «выхода в свет», помимо перчаток, был веер.

В экспозиции музея можно увидеть этот изящный дамский аксессуар, изготовленный мастерами в XIX веке.

История веера насчитывает несколько тысяч лет. Традиционно его родиной считаются Китай и Япония. Немало усилий в модернизацию веера было вложено японцами, которые придумали уникальную технологию – складной веер. В XVI веке, благодаря португальским купцам, он появился в Европе. Европейские мастера быстро подхватили восточное веяние моды, и весь высший свет обзавёлся изящным аксессуаром.

В Россию веер попал во времена петровских преобразований и сразу стал неотъемлемой частью роскошного женского костюма. По мере возрастания популярности, веера стали превращаться в настоящие произведения искусства. Зачастую над созданием этого аксессуара трудились разные мастера: ювелиры, гравёры, живописцы, резчики по дереву и кости.

Представленный в нашем музее экспонат состоит из остова в виде деревянных пластин, между которыми натянута лёгкая прозрачная ткань, украшенная растительным орнаментом и блёстками. Верхняя часть веера отделана тонким хлопчатобумажным кружевом. Конец ручки – в форме полукольца, с шёлковыми кисточками. Длина – 24 см.

Известно, что в XIX веке, помимо практической функции, вееру отводилась «особая» роль: во время бала он помогал его обладательнице выражать свои желания или симпатии к понравившемуся кавалеру. Именно поэтому веер стал одним из самых многозначных и загадочных дамских аксессуаров.

Возможно, и наш веер в своё время был красивым орудием флирта и кокетства молодой оренбурженки.

 


 

   

Награды Емельяна Пугачёва

Приняв имя убитого императора Петра III, Емельян Пугачёв стремился придать своей повстанческой армии черты чёткой военной организации. Пугачёвцы были разбиты на полки и роты во главе с сотниками и есаулами, у повстанцев были знамёна и хоругви.

Получивший боевой опыт в Семилетней войне и русско-турецких воинах, Пугачёв придавал большое значение поощрению наиболее отличившихся повстанцев. Уже в начале войны им были учреждены орден и медаль.

Сегодня награды Пугачёва экспонируются в губернаторском историко-краеведческом музее в разделе экспозиции, посвящённой войне под предводительством Емельяна Пугачёва.

Орден представляет собой восьмиконечный старообрядческий крест из латуни, высотой 7 см, шириной более 3 см. На лицевой стороне выгравирована надпись: «Царь Пётр Фёдорович жалует тебя», на оборотной стороне: «крестом, бородой, и волей казацкой», внизу дата – «1773 г.».

Девиз ордена отвечал чаяниям казаков, гарантировал им вольности и привилегии. «Жаловать бородой» – нести службу «по древнему благочестию», как их отцы и деды, «не теряя образа и подобия божьего». До восстания правительство заставляло казаков брить подбородок, это приводило к уклонению от воинских обязанностей, бунтам. Считалось, что убитые с безволосыми лицами лишаются «царства небесного».

Медаль изготовлялась из рубля эпохи Петра I c припаянным серебряным ушком, оборотная сторона зашлифована. На монете гравировался восьмиконечный крест и имя «императора» – «Пётр III». Дата – 1773 г.

По народным сказаниям предводитель крестьянской войны 1773–1775 годов Емельян Пугачёв наградил орденами и медалями многих казаков, татар, чувашей, башкир, участвовавших в восстании.

Оба экспоната были приобретены музеем у ленинградского коллекционера В. Е. Маркевича.

 


 

В нашем музее представлено несколько экспонатов, изготовленных мастерами знаменитого Каслинского чугунолитейного завода. Сегодня мы познакомим вас с одним из них. Это ажурная тарелка, выполненная по модели немецкого скульптора К. Ф. Шинкеля.

К. Ф. Шинкель – немецкий скульптор и архитектор, профессор Берлинской академии архитектуры, главный архитектор Пруссии. Он создавал модели декоративно-прикладных изделий для отливки в чугуне на Берлинском Королевском литейном заводе. Модель представленной в экспозиции тарелки была сделана автором в 1820-е годы. Каслинский завод начал отливать их с 1843 года.

Тарелка круглая ажурная, почти плоская. Украшена геометрическим орнаментом готического стиля (масверком). В сфере – 6-лепестковая розетка с включением между лепестками. Край выполнен в виде крупных фестонов, заполненных масверком.

Экспонат поступил в музей в 1970 году.

 


 

Пепельница

Сегодня мы представляем ещё один образец торгово-промышленной рекламы – пепельницу с рекламой магазина Н. Ф. Мошковой в Оренбурге.

Даже в самых отдалённых городах страны фабриканты или владельцы магазинов старались представить товар на высшем уровне и рекламой привлечь внимание покупателей. Так, в Оренбурге, магазин Н. Ф. Мошковой на Николаевской улице (современная ул. Советская) разместил рекламу своего магазина на пепельнице.

Пепельница изготовлена из белого фаянса в форме четырехугольника, по сторонам которого нанесены рекламные надписи товаров, которые можно было приобрести в магазине Н. Мошковой. Среди них – обои, фарфор, лампы и хозяйственные принадлежности.

Экспонат хранится в музее уже более 50 лет. Пепельница была приобретена в 1962 году у местной жительницы А. В. Булановой.

 


 

Коробка жестяная «Фабрика халвы и конфет торгового дома «И. В. Каргин и А. Л. Савинов»

В России оформлению упаковки для чая, кофе, кондитерских изделий и др. почти до конца XIX века уделялось мало внимания. И только бурное развитие лёгкой и пищевой промышленности, а также возникшая конкуренция российских товаров с европейскими заставили отечественных предпринимателей обратить внимание на внешний вид продукции. Уже тогда покупатель с большим доверием относился к товарам, упакованным в добротные и изящно оформленные стеклянные коробки, банки и футляры. Российские производители стали снабжать упаковку рекламными надписями и указывать изготовителя.

В России жестяная упаковка появилась в 80-х годах XIX века. Разнообразие форм жестяных коробок, красочность их оформления делали ещё более притягательными упакованную в них продукцию и давали возможность производителю выделить свой товар. Кроме того, «жестянки», как их тогда называли, надёжнее защищали товар, боящийся сырости: бисквиты, пряники, карамель, чай и пр.

Первоначально коробки украшались бумажными этикетками, позднее рисунок и рекламную информацию стали печатать методом хромолитографии непосредственно по жести.

Представленный в экспозиции образец торгово-промышленной рекламы является продукцией кондитерской фабрики «И. В. Каргин и А. Л. Савинов». Жестяная коробка прямоугольной формы (21 х 13,5 х 6,5 см) с откидной крышкой. На крышке хорошо читается название производителя, а на передней стенке коробки – наименование кондитерской продукции.

Именно купцы Каргин и Савинов начали производство шоколада в Самаре, построив на берегах Волги первую фабрику по выпуску карамели. В первые десятилетия ХХ века производство постоянно совершенствовалось, внедрялись новые технологии, а разнообразие продукции было представлено десятками видов сладостей. Продукция фабрики быстро завоевала популярность и хорошо продавалась не только в Самаре, но и в соседних городах, в том числе в Оренбурге.

 


 

Перчатки

В XVIII–XIX веках главным и самым ярким событием в жизни русского дворянского общества был бал.???? А всем известно, что на балу совершенно необходимым аксессуаром являлись перчатки. Каждая уважающая себя женщина, претендующая на звание «модницы», должна была иметь в гардеробе не менее 15 пар перчаток: под каждое платье, под разную погоду, для всевозможных светских выходов.

Несмотря на удалённость от столицы, культурная жизнь в нашей губернии протекала очень интересно. С середины XIX века вечера с танцами и картами стали привычным явлением. И молодые оренбурженки с удовольствием проводили время в Дворянском собрании. Именно там проходили любительские спектакли и балы.

Правила этикета предписывали появляться в общественных местах исключительно в перчатках, поэтому на балы модницы, в том числе и оренбургские, обязательно надевали их – белые или светлые, под цвет платья. Танцевать без перчаток считалось неприличным, подать голую руку кавалеру в танце было просто скандалом.

В нашей экспозиции представлены бальные перчатки нежно-кремового цвета. Они соответствуют моде начала ХХ века, когда перчатки стали выше локтя, что позволяло носить их при открытых платьях. Перчатки идеально облегают руку и застегиваются на 2 перламутровые кнопки.

Обычно перчатки изготавливали из шёлка, кружева или лайки. Перчатки, представленные в музее, фильдеперсовые. Они вошли в моду на рубеже XIX–ХХ веков. Если переводить с французского языка, то фильдеперс означает «персидская нить». Она делалась из хлопка особым методом. В итоге получалась гладкая шелковистая нить, которая использовалась для производства галантереи в первой четверти прошлого столетия.

Фильдеперс отличался высокой плотностью и прочностью. Изделия из него стоили очень дорого, и далеко не каждая женщина могла их себе позволить. Наличие аксессуаров из фильдеперса в гардеробе женщины говорило о её высоком социальном статусе и хорошем вкусе.

После изобретения капроновой и нейлоновой нитей фильдеперсовые изделия быстро исчезли из магазинов.

 


 

Кофейный сервиз

Кто не любит утром выпить чашечку вкусного кофе? 

Люди, считающие себя настоящими ценителями кофе, обязательно должны иметь в распоряжении кофейный сервиз.

Сначала кофе пили из обычных чашек, но с ростом его популярности стали складываться особые традиции. Одна из них – наличие определённого набора посуды у настоящих знатоков древнего напитка.

Сегодня мы представляем кофейный сервиз из музейной коллекции. К сожалению, сейчас он не используется по своему назначению, но как экспонат, является украшением нашего зала и своей красотой вызывает восхищает посетителей.

В витрине представлен полный комплект сервиза, состоящий, как и полагается, из чашки, блюдца, кофейника, молочника, сахарницы и подноса для угощений. Сервиз выполнен из фарфора. Этот материал отлично удерживает тепло и не слишком нагревается, поэтому при контакте с фарфоровой чашкой крайне сложно обжечься. К тому же фарфор позволяет создавать настоящие произведения искусства: посуда, выполненная из него, получается очень тонкой. Согласитесь, пить любимый напиток из практически невесомых тонких и изящных фарфоровых чашек – одно удовольствие!

Представленный сервиз был выполнен в начале ХХ века в духе восточной стилистики. На предметах изображены сцены из жизни таинственного Востока, причём каждая составляющая сервиза имеет свой рисунок. При внимательном рассмотрении можно увидеть местных жителей, гуляющих на фоне пейзажей с беседками, детей, играющих на улице.

Не вызывает сомнений, что владельцы подобного сервиза были людьми состоятельными и умели ценить красоту.

Этот прекрасный сервиз был приобретён в далёком 1949 году у местного жителя.

 


 

Кубок

История становления и развития Оренбургского края неразрывно связана с казачеством. К началу ХХ века Оренбургское казачье войско было третьим по численности из одиннадцати казачьих войск Российской империи.

О быте, обычаях и о службе казаков рассказывают экспонаты нашего музея, и сегодня мы поговорим об одном из них. Но для начала немного истории...

Как известно, казаки были умелыми воинами. В «Материалах по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска» приводятся сведения из архивных документов, которые касаются обучения и тренировки казаков: «…Сверх того служащие казаки обучаются верховой езде, скачке и стрелянию из пистолетов и ружей; между казаками укореняются древние воинские игры; ловкое действие пикой и шашкой, меткая стрельба в цель, беганье, борьба и прочие гимнастические упражнения, свойственные казачьей службе, для развития удальства…».

Часто для демонстрации своего спортивного и воинского искусства оренбургские казаки устраивали, говоря современным языком, показательные выступления: ездили с необыкновенной быстротой, соскакивали с лошадей на всём скаку и снова садились на них, быстро мчались, держась за седло и поднявши ноги вверх, стреляли во время езды из ружей и т. п. Такие мероприятия привлекали внимание жителей городов и окрестных сёл.

Сегодня в нашем музее можно увидеть свидетельство силы и ловкости оренбургских казаков – кубок почётный 10-й кавалерийской дивизии за отличную стрельбу из револьвера. Этот факт подтверждает гравированная надпись на предмете. Здесь же и дата проведения соревнования – 1912 год.

Кубок выполнен в виде братины – старинного русского сосуда для вины. Предмет изготовлен из серебра и украшен живописным эмалевым медальоном, изображающим русского богатыря.

Что особенно интересно, на кубке – подписи полковников, есаулов, подъесаулов, хорунжих, в том числе войскового старшины А. И. Дутова. Того самого Дутова, который в годы Гражданской войны возглавил Белое движение в Оренбургском крае.

 


 

Портрет С. Т. Аксакова. Холст, масло. 26 х 36 см.

Все мы в детстве читали или смотрели волшебную сказку «о цветочке аленьком». Но не все помнят, что написал её в середине XIX века выдающийся русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков.

Детство своё будущий писатель провёл в селе Багрово (ныне Аксаково) Оренбургской губернии.

Любимую многими сказку «Аленький цветочек» читатели впервые увидели в 1858 году в приложении к книге С. Т. Аксакова "Детские годы Багрова-внука". С тех пор она по праву входит в золотой фонд русских сказок. Интересно, что в первой редакции сказка называлась «Оленькин цветочек» — в честь любимой внучки писателя Ольги.

В музее представлен портрет С. Т. Аксакова – автора этой замечательной сказки.

Портрет был написан оренбургским художником В. С. Бобровым в 1994 году специально для новой экспозиции, открывшейся после реставрации музея. Изображение писателя погрудное, 3/4 вправо. 

 


 

В центральном зале музея представлен интересный экспонат, о назначении которого не сразу можно догадаться.

Этим загадочным предметом является пороховница – ёмкость для хранения пороха, использовавшаяся во время военных кампаний или охоты в прошлые столетия.

Как известно, первые образцы огнестрельного оружия были дульнозарядные, в них использовался дымный порох. Для них был необходим «охотничий припас», состоящий из двух-трёх холщовых мешочков для пуль, дроби, а также ёмкости для хранения пороха (пороховницы) и мерки для пороха.

В ходу были пороховницы двух видов – роговые, сделанные из коровьего рога, и круглые деревянные.

В нашей экспозиции представлена пороховница, сделанная из дерева в виде круглого плоского сосуда с ременной лямкой для подвешивания через плечо или к поясу. У боковых краёв имеются два небольших ушка для укрепления в них кожаной лямки. На окружности пороховницы имеется отверстие, куда вставлялось узкое горло, закрывавшееся «пробкой».

Подобные пороховницы использовались с конца XVI и до начала XX века. С появлением капсюльного оружия необходимость в пороховницах отпала, их заменили капсюльницы. Пороховницы стали ненужными и из-за внедрения унитарных патронов. В промысловых же районах, где патроны были дорогими, пороховницы использовались вплоть до середины ХХ века.

 


 

   

В коридоре музея, соединяющем залы культуры и просвещения, можно увидеть на стене два одинаковых картуша предположительно германского производства второй половины XIX века. Возможно, они попали в Оренбург в качестве трофеев Второй мировой войны. В нашем музее предметы зарегистрированы в 1949 году.

Картуши – архитектурные декоративные элементы для украшения интерьеров и зданий. Они были распространены в позднем ренессансе и барокко в 70–80-е годы XIX века.

Картуш – орнамент в виде не совсем развёрнутого свитка с завитками по сторонам и полем посередине для подписей, эмблем и вензелей.

По форме картуш напоминает свиток с завёрнутыми краями. Овальная фаянсовая пластина с четырьмя накладными крупными рельефными завитками закреплена на деревянной основе. Поверхность пластины покрыта белой блестящей глазурью и украшена ручной надглазурной росписью с изображением батальной сцены: три рыцаря в доспехах сражаются верхом на лошадях, четвёртый рыцарь повержен, лежит рядом с лошадью, пытаясь дотянуться до сабли. Пластину обрамляют четыре завитка, имитирующие завёрнутые края свитка. Завитки отлиты в высоком рельефе, покрыты полуматовой розово-голубой с позолотой глазурью и декорированы яркой надглазурной ручной росписью в виде мелких стилизованных цветов.

 


 

   

В витрине зала «Кабинет оренбургского губернатора В. А. Перовского» можно увидеть действительно уникальный экспонат – столик первой половины XIX века со столешницей из красного дерева на латунной позолоченной ножке. 

Этот столик, несмотря на свой простой внешний вид, не вполне обычен по своим функциональным возможностям: во-первых, можно регулировать высоту столика, опуская или приподнимая ножку.

А во-вторых, что особенно интересно, столешницу столика можно сложить, тем самым обеспечив возможность его переноса в любое необходимое место.

Согласно легенде предмета, этот столик принадлежал оренбургскому губернатору В. А. Перовскому. Время правления Василия Алексеевича называют «золотым веком Оренбургского края». С его именем связаны важнейшие достижения в развитии губернии. Ярким моментом его губернаторства были походы в Среднюю Азию.

По легенде, именно на этом столике во время второго похода в Среднюю Азию губернатор написал донесение Императору Николаю I о взятии кокандской крепости Ак-Мечеть.

Напомним, что в начале июля 1853 года кокандская крепость Ак-Мечеть была осаждена и 28 июля, после минной подготовки и разрушения части крепостной стены, взята штурмом. В. А. Перовский лично руководил войсками во время взятия крепости.

Сейчас в экспозиции на этом мемориальном столике представлен текст самого донесения о взятии крепости Ак-Мечеть (копия). Оригинал хранится в Государственном архиве Оренбургской области.

 


 

В зале «Торговля и экономика XVIII – начала XX вв.» находится один занимательный предмет – колотушка для сахара работы среднеазиатских или казахских мастеров.

Колотушка отделана резной костью с орнаментом.

Она была подарена музею человеком, дед которого в дореволюционное время работал приказчиком у разных азиатских торговцев.

Для чего же была нужна колотушка?

В незапамятные времена расплавленный сахар заливали в специальные формы, где он остывал и твердел. Получался белоснежный слиток, по форме напоминавший артиллерийский снаряд. Этот слиток носил название "сахарная голова" и имел форму цилиндра. Торец цилиндра был плоский, чтобы сахарную голову можно было поставить, а противоположный конец имел заострённую форму. Сахарная голова, извлечённая после изготовления из формы, заворачивалась в специальную плотную бумагу, которая так и называлась – сахарная бумага. Сахарные головы были разной величины, они могли весить один пуд (16 кг.), полпуда и т. д.

Чтобы попить сладкого чая, нужно было колотушкой для сахара отколоть кусочек от сахарной головы и положить в чашечку с напитком. Однако насладиться чаем с сахаром могли не все, так как сахар раньше был достаточно дорогим удовольствием.

 


 

Ещё в прошлые века люди заботились о чистоте своих рук. И для тех, кто находился вне дома, специально выпускали дорожные футляры для мыла.

Удобные и компактные, эти вещицы легко помещались в любой сумке и не занимали много места.

Представленный в экспозиции образец выполнен из цветной жести и весьма оригинален в исполнении. Производители подошли творчески к оформлению футляра и выпустили его в форме книжки размером 6,3х9х3,3 см.

Известна точная дата изготовления этого предмета – 1896 год.

Данный футляр принадлежал жителю Оренбурга Р. Д. Серикову и после смерти владельца в 1988 году был передан в музей.

 


 

Сегодня мы познакомим вас с напольными часами.

Напольные часы появились ещё в XVII веке и со временем стали главным акцентом аристократического дома.

Этот тип сочетал в себе настенные и башенные часы, поскольку корпус их был выполнен в виде высокого шкафчика. В верхней части находился циферблат, а весь механизм, включая маятник, был закрыт стенками.

В XVIII— XIX веках напольные часы изготавливали из дорогих сортов дерева и украшали резными узорами.

В залах музея представлено несколько образцов напольных часов. Один из них — часы напольные немецкой фирмы Dufa, изготовленные в начале ХХ века.

Корпус этих часов прямоугольный, верхокруглый, изготовлен из дерева. Как и полагается, в верхней части – круглый циферблат с римскими цифрами, а механизм и маятник с двумя гирями находятся в самом корпусе.

Часы были приобретены музеем у местной жительницы в 1996 году. Сейчас их можно увидеть в зале «Культура Оренбургской губернии».

 


 

Самовар выполнен во второй половине ХIХ века в Варшаве. На днище — клеймо «NORBLIN & Co WARSZAWA» и номер 1024.

У истоков фабрики Норблин, прославившейся выпуском изящных и качественных самоваров необычной формы, стоит промышленный деятель Винсент Норблин (1805—1872). Винсент родом из Франции, но в четырнадцатилетнем возрасте был вынужден переехать с семьёй в Варшаву и подрабатывать на литейном заводе, который основал его отец — Александр Норблин. На небольшом предприятии в основном занимались изготовлением различных бытовых изделий из бронзы. Винсент проработал здесь некоторое время в юности, осваивая азы мастерства, а в дальнейшем отправился получать профессиональное образование.

В 1870 году экспонаты мануфактуры Norblin & Co представлялись на общероссийской ярмарке достижений промышленности в Санкт-Петербурге, где были удостоены серебряной медали за высокое качество.

Нужно отметить, что польский самовар является редкой вещью для российского музейного собрания, но, тем не менее, он оказался в нашем музее.

Для нас этот экспонат особенно интересен тем, что по краю крышки самовара совершенно отчётливо читается надпись «Командующему 5-й сотней Оренбургского казачьего полка есаулу Тимофею Лобанову за отличную рубку. 1901 г.»

Вот такой ценный подарок можно было получить за высокие показатели в различных соревнованиях.

 


 

   

Хотите узнать, как правильно вести хозяйство, или как дать дочерям светское образование. Или же вам интересно, как варить варенье из яблок, сливы, вишни.

В нашем музее хранится книга, в которой есть ответы на эти (и многие другие) вопросы. Название её звучит длинно: «Флоринова Экономиа в девяти книгах состоящая; с немецкаго на российской язык сокращенно переведена Сергеем Волчковым». 

Это одно из первых научно-популярных изданий Академии наук на русском языке, получившее широкую известность в XVIII веке.

Энциклопедия состоит из девяти книг: «О домоводстве», «О строении, о материалах», «О земледельстве», «О садах и винограде», «О лошадях и животине», «О шелковых червях, о пчелах, о прудах», «О печении хлебов, о варении пива», «О анатомии и лекарствах», «О поварне».

Здесь же можно найти и множество полезных советов: как усадьбу строить, как дочерям дать светское воспитание, как лечить скотину.

Среди прочего приводятся и кулинарные рецепты: описание «Французской супы»; варенья из яблок, сливы и вишни; хлебных пирогов; салатов; засолки огурцов и др.

В музейной экспозиции представлено 2-е издание энциклопедии (Санкт-Петербург: типография Императорской Академии наук, 1760 г.).

Данный экземпляр хранился в библиотеке Оренбургской Учёной Архивной комиссии, о чём свидетельствует штамп в книге.

 


 

В наши дни канделябры и подсвечники необоснованно забыты. Их полностью вытеснили электрические настольные лампы и торшеры, как более надёжные и безопасные предметы домашнего интерьера.

Однако нет более романтичного предмета, чем старинный подсвечник, создающий неповторимую атмосферу в свете зажжённых свечей.

В музейной экспозиции представлен очень красивый подсвечник на одну свечу, который и сейчас может стать настоящим украшением праздничного стола.

Представленный экспонат относится к концу XIX века. Он изготовлен из бронзы, а центральная его часть керамическая. Именно эта «особенность» и привлекает внимание своей красотой: керамическая часть подсвечника декорирована растительным рельефным орнаментом и покрыта цветной глазурью. По бокам – две литые детали с завитками. Свечник бутонообразной формы.

Этот экспонат пополнил фонды нашего музея сравнительно недавно – в 1990-х годах.
 


 

В далёком 1958 году в фонды нашего музея оренбургский художник А. Лященко передал одну из своих работ – картину «Пушкин в Бёрдах».

Живописное полотно посвящено путешествию великого русского поэта и писателя Александра Сергеевича Пушкина по нашему краю.

Напомним, что в 1833 году А. С. Пушкин посетил Оренбургский край с целью сбора материалов по истории Пугачёвского восстания.

Важным событием пребывания в Оренбурге для поэта стала поездка (в сопровождении Владимира Даля) в Бёрдскую слободу, находившуюся в ту пору в семи верстах к северу от города на берегу Сакмары. В Бёрдах на протяжении всей осады Оренбурга войсками Пугачёва, с середины октября 1773 года по конец марта 1774 года находилась штаб-квартира восставших и ставка самого Пугачёва. Старое казачье население должно было хорошо помнить времена крестьянской войны, и Пушкин мог ожидать для себя богатой «добычи».

И ожидание не обмануло его. В письме к жене от 2 октября он писал: «В деревне Бёрды, где Пугачёв простоял 6 месяцев… я … нашёл 76-летнюю казачку, которая помнит это время, как мы с тобой помним 1830 год. Я от неё не отставал, виноват: и про тебя не подумал». Разговор с казачкой, старухой Бунтовой, был для Пушкина особенно важен потому, что Бунтова была родом из крепости Нижне-Озёрной и жила там во время взятия крепости войсками Пугачёва, а затем последовала за повстанцами в Бёрды и видела всё, что происходило в этом центре восстания до оставления его Пугачёвым.

Беседу поэта с казачкой И. А. Бунтовой, современницей и очевидицей событий войны, и отразил художник А. Лященко в своей картине.

Сейчас полотно можно увидеть в экспозиции музея, в зале «Пушкин и Оренбург».

 


 

В экспозиции нашего музея можно увидеть золотники.

Золотники – это обычные гирьки. Они использовались комплектами. Комплект представлял собой бронзовый ларчик цилиндрической формы диаметром 3 см с массивными «ушками» по бокам и клеймёной ручкой-пуговкой сверху. «Ушки» служили шарниром с одной стороны и замочком для откидной куполообразной крышки футляра с другой стороны.

Внутри находились плоские гирьки-таблетки или чашечки с небольшим бортиком, входящие одна в другую и образующие таким образом пирамидку: 12, 6, 3, 2.

Такой набор гирь-разновесок предназначался для точного взвешивания в розничной торговле, применялся в ювелирном, оружейном, аптекарском и кулинарном деле

Сам футляр также являлся гирей весом в 24 золотника.

На каждом золотнике кроме цифры, обозначающей вес, выбито круглое маленькое клеймо – имперский двуглавый орёл – «орлик».

На дне футляра с внутренней стороны рядом с «орликом» вытиснен вес и год клеймения – 1894.

 


 

Представляем вашему вниманию ещё одну диковинку нашего музея — бульотку (от французского bouillir — кипеть). Это сосуд для кипятка, предназначенный для сервировки чайного стола.

Музейный раритет представляет собой украшенную орнаментом металлическую ёмкость с крышкой, снабжённую ручкой и носиком, как у чайника. По назначению напоминает самовар, но в отличие от него не имеет внутреннего очага, а обогревается расположенной снизу горелкой.

Бульотка была предназначена совсем не для кипячения воды: обычно она ставилась на стол уже наполненной горячей водой. При помощи пламени спиртовки вода поддерживалась в состоянии кипения, пока не закипал заново залитый холодной водой самовар. Учитывая, что за чайным столом выпивали не один самовар, подобные бульотки оказались весьма кстати.

Представленный в экспозиции образец принадлежал местному жителю — Дмитрию Рукавишникову, который в Оренбурге, в форштадте, держал постоялый двор. Чайник подарил ему один из постояльцев в конце XIX века.

В музей этот интересный предмет поступил в 1980-е годы. Тогда он был приобретён у внука Д. Рукавишникова за 4 руб.

 


 

Продолжаем знакомство с экспонатами из фондов музея, представленными в стационарной экспозиции. На этот раз речь пойдёт о ножницах-щипцах для снятия свечного нагара.

Ножницы-щипцы – это инструмент с двумя кольцами, как у ножниц, и небольшой коробочкой. Они были созданы для укорачивания фитилей свечей и масляных ламп.

Первые ножницы для снятия нагара появились в эпоху Возрождения. Именно тогда во дворцах использовалось множество свечей, которые чадили, оплывали и фитиль становился слишком длинным.

В целях экономии свечей и более эффективного освещения, служитель с помощью ножниц укорачивал выгоревший фитиль.

Такие ножницы были в ходу до изобретения самопоглощающего фитиля в 1820-х годах.

Представленные в экспозиции ножницы-щипцы можно было приобрести в магазинах Гостиного двора Оренбурга в начале XIX века.

 


 

Крачка пестроносая. Каспiйск. море. Гурьевъ. 1860 г.

Один из самых «возрастных» экспонатов нашего музея, сохранившихся с середины XIX века и дошедших до наших дней – крачка пестроносая.

Крачка – вид птиц семейства чайковых. Их можно увидеть на берегах рек.

Летают крачки легко и свободно. Тело их идеально создано для «плавания» в воздухе.

Крачки – отважные бойцы. Благодаря мощному клюву, они могут нанести травмы другим птицам или некрупным животным, решившим разорить их гнездо.

Охота крачек достойна наблюдения: птица поднимается на высоту в 10 метров, замечает в воде рыбу, и, как сокол, пикирует вниз.

На суше эти птицы находятся лишь во время брачных игр, их стихия — воздух.

Чем крупнее пестроносая крачка, тем выше поднимается она ввысь перед пикирующим полётом и тем глубже ныряет в воду.

 


 

 

В конце прошлого века в фонды нашего музея поступило декоративное блюдо «Урок пахаря». Изготовлено оно в начале 1920-х годов на Тверской фарфорово-фаянсовой фабрике им. М. И. Калинина в Кузнецове.

История этого предприятия уходит своими корнями в XIX век, когда Яков Васильевич Кузнецов, деревенский кузнец, основал небольшое фаянсовое производство в Гжельской волости. Его сын Терентий, решив расширить производство, у обедневших помещиков Сарычевых купил пустошь в Дулеве Владимирской губернии. Там в 1832 году и появился фарфоровый завод, ставший к началу ХХ века самым крупным в России и одним из лучших в Европе.

В 1887 году сформировалось «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова», в которое позднее вошли новые заводы. К 1898 году «Товарищество» стало крупнейшим в Европе.

В 1918 году после Октябрьской революции все предприятия «Товарищества» были национализированы. Производство постепенно нормализовалось к 1923 году на Тверской фабрике, которая в 1924 году получила название «Тверская фарфорово-фаянсовая фабрика им. М. И. Калинина в Кузнецове».

Сюжет блюда «Урок пахаря», созданный на фабрике Кузнецова ещё в первой половине XIX века, воспроизводит фрагмент крестьянской жизни. В цветовом решении использованы модные в то время розовые, голубые, сиреневые и жёлтые цвета. Бортики блюда украшены колосьями и декоративными изображениями крестьянского инвентаря.

Сегодня этот редкий экспонат можно увидеть в зале «Оренбург – центр Евразии».

 


 

В нашем музее хранится уникальный музыкальный инструмент – фисгармония.

Это своего рода малый орган, который звучит на основе голосниковых планок и резонансной деки. Меха качаются при помощи двух педалей, расположенных внизу.

Настоящий инструмент выполнен в Германии, в г. Берлине, фабрикантом Р. Лейдлером в конце XIX века.

Согласно городской легенде, на аналогичном музыкальном инструменте в 1899 году, на приёме в честь празднования 100-летнего юбилея со дня рождения А. С. Пушкина, играл Александр Иванович Оводов, пожизненный член Императорского Русского географического общества.

Сейчас фисгармония украшает экспозицию зала «Культура».

 


 

В XIX веке для хранения монет использовались копилки самых разных типов. Часто они были очень причудливых форм и изготавливались из дерева или металла.

В коллекции нашего музея сохранилась одна из таких необычных копилок – «сберегательная касса», созданная в память 100-летия со дня рождения поэта А. С. Пушкина.

Экспонат был выпущен в 1899 году на Варшавской фабрике «Труд».

«Сберегательная касса» снабжена особым устройством, благодаря которому можно узнать, сколько в ней денег. Владелец копилки мог кинуть туда монету, только повернув особый рычажок. Как только он его поворачивал, в особом окошке менялась цифра, обозначающая количество денег. Недостатком такой системы было то, что она принимала монеты только одного номинала, в нашем случае это 20 копеек.

Копилка выполнена в форме несгораемого шкафа, однако материал, из которого она сделана, не слишком прочен – это силумин, сплав алюминия с кремнием.

Сегодня копилка представлена в экспозиции зала «Пушкин и Оренбург».

 


 

   

Украшением музейной коллекции является низкий шкаф с мраморной столешницей, выполненный в декоративном стиле «буль». Это одна из самых элегантных техник в отделке мебели.

Назван стиль был в честь французского мебельщика Андре Шарля Буля (1642 – 1732). Фламандец по происхождению, он стал продолжателем дела отца и являлся известнейшим чернодеревщиком Франции. Андре Буль первым стал инкрустировать мебель черепахой. Техника украшения мебельных фасадов посредством инкрустации была известна и ранее (она широко использовалась голландскими мастерами), но именно Буль довёл её до абсолютного совершенства. Шкафы и комоды Буля, с богатейшей инкрустацией латунью, золочёной бронзой, пластинами из панцирей черепах и других материалов, соответствовали вкусам эпохи французского короля Людовика XIV.

Можно без преувеличения сказать, что «мебель Буль» – это самый настоящий бренд, под которым продавались самые дорогие, эксклюзивные предметы мебели и интерьера.

Яркий образец мебели этого узнаваемого декоративного стиля – двухстворчатый шкаф – был приобретён музеем в 1994 г.

Все деревянные элементы фасада шкафа покрыты чёрным лаком и богато декорированы пластинами панциря черепахи. В качестве завершающего штриха шкаф украшен рельефными накладками из позолоченной бронзы. Это сделано не только для красоты, но и для защиты уязвимых частей мебели (замков, краёв) от механических повреждений. Кстати, такие бронзовые накладки – тоже нововведение Буля.

Сейчас этот роскошный предмет мебели можно увидеть в зале «Культура Оренбургского края».

 


 

   

В одном из залов нашего музея представлен очень ценный экспонат, интересный своей историей и художественной работой, – дамский столик-шкатулка 30-40-х гг. XIX в., поступивший в музей в 1977 г.

Этот красивый предмет мебели предназначен для хранения ювелирных украшений и комплекта драгоценностей.

Предположительно, он был выполнен в Вене по индивидуальному заказу для императорского дворца в Санкт-Петербурге.

На основании корпуса сохранился ярлык с дореволюционной описью мебели в Аничковом дворце, согласно которому столик украшал Красный кабинет.

Столик имеет необычную форму – форму сердечка на 3-х высоких изогнутых ножках. При этом сам его корпус представляет собой шкатулку с откидывающейся крышкой и потайным выдвижным ящиком. Данный предмет мебели выполнен из трёх сортов дерева: берёзы, дуба и красного дерева. В облицовке использован ореховый шпон, атлас.

Внешняя поверхность столика покрыта позолотой и декорирована литыми бронзовыми накладками. Все накладки разные по размеру, каждая из них пронумерована. Это подтверждает, что столик выполнен по индивидуальному заказу.

 


 

В экспозиции нашего музея представлено несколько интересных экспонатов, относящихся к каслинскому художественному литью. Это уникальный народный промысел и художественные изделия (скульптуры, предметы декоративно-прикладного искусства, архитектурные изделия) из чугуна, производящиеся с XVIII века в городе Касли.

Сейчас Касли находятся в Челябинской области, а раньше это была большая Оренбургская губерния.

История каслинского литья началась в 1747 году, когда тульский купец Яков Коробков за 150 рублей приобрёл 250 тысяч десятин земли и основал на Южном Урале Каслинский железоделательный и чугуноплавильный завод. Каслинские чугунные изделия были широко известны в Европе и Азии. Завод принадлежал промышленникам Демидовым, купцу I гильдии Льву Расторгуеву. Здесь работали выпускники Петербургской Академии художеств М. Д. Канаев и Н. Р. Бах, которые позже организовали художественную школу при заводе. 1860-1890 гг. - время расцвета каслинского литья. Завод получил Малую золотую медаль Вольно-экономического общества, участвовал в выставках в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Париже, Лондоне и других городах мира.

Примечательна Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде (1896), на которой каслинские мастера впервые представили свой товар в ажурном чугунном павильоне. Особой для Каслинского завода стала Парижская всемирная выставка прикладного искусства 1900 года, на которой мастера завода отлили огромный чугунный павильон-дворец в византийском стиле по проекту Е.Е. Баумгартена. Центральным элементом павильона являлась скульптура Н. А. Лаверецкого «Россия». Павильон был признан шедевром литейного искусства и получил высшую награду - Гран-при.

Всё это - часть нашей Оренбургской истории. Некоторые предметы, такие как этажерка, столик, скамейки, часы и др., выполненные знаменитыми мастерами, можно увидеть в залах нашего музея.


 

Сегодня мы посетим отдел природы нашего музея.

Один из любимых экспонатов наших посетителей – дрофа.

Она чуть крупнее индюка и имеет яркое, нарядное оперение – коричнево-серые верхние перья и нежные белые кружевные пёрышки под ними.

На Руси эту удивительную птицу называли «княжеской дичью», добывая в огромных количествах с помощью ловчих птиц и гончих псов.

Сейчас дрофа, или степной страус – редкий и исчезающий вид.

Оперение дрофы намокает при дожде, а во время заморозков перья оледеневают и делают её беззащитной.

Эта самая тяжёлая птица России прекрасно бегает. Увидев опасность, дрофа долго бежит, затем расправляет крылья и словно тяжёлый бомбардировщик постепенно набирает высоту.

Дрофа – заботливая мама. Если её птенцам угрожает опасность, она притворятся хромой и уводит хищника от гнезда.

Самцов можно отличить по усам, которые появляются к третьему году жизни птицы и исчезают к концу лета.

Дрофа абсолютно всеядна. В её меню входят семена, ягоды, лягушки и даже мелкие птицы.

 


 

Сегодня мы расскажем вам об уникальном экспонате нашего музея — пушке XVIII века.

В центральном зале нашего музея представлен раритетный экспонат - подлинная пушка, которая находилась на вооружении восставших в годы крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачёва (1773-1775 гг.).

Пушка ¾ фунтовая (34 мм.), отлита из меди. Канал ствола цилиндрический, длина – 75 см. На казенной части клеймо – печатная буква «П», что означает имя вождя восстания - Е. Пугачёва - Петра III. Над буквой – корона Российской империи. Ствол укреплен на деревянном лафете с колесами, сделанными из цельного куска дерева. Лафет и колёса стянуты полосами из металла для лучшей сохранности.

Подобные орудия выплавлялись Воскресенским, Верхотурским, Каноникольским медеплавильными заводами. Присягнув Е. Пугачёву, они стали отливать пушки и ядра для его армии. Пушка была захвачена правительственными войсками у повстанцев и находилась на Ижевском заводе, а затем перевезена в Петербургский музей артиллерии. В 1899 г. по инициативе членов Оренбургской архивной комиссии поступила в музей. С этого времени она является ценным экспонатом музейного собрания.

 


 

Уважаемые читатели! Вот и завершилась рубрика «Экспонат в объективе», в которой мы каждый день рассказывали вам об интересных предметах из экспозиции нашего музея.

С 1 июня мы начинаем новый онлайн-проект «Экспонат в объективе. Перезагрузка». В рамках проекта мы будем делиться с вами информацией об экспонатах, которые являлись героями выставок прошлых лет. Таким образом, мы вспоминаем прошедшие выставочные проекты, и в то же время продолжаем знакомить вас с новыми интересными экспонатами. Каждая неделя – новая «старая» выставка.